Стоит ли приватизировать естественные монополии: преимущества и недостатки выкупа

В экономике РФ и многих других стран мира значительную роль играют естественные монополии. Эти предприятия чаще всего представлены масштабными бизнесами, являющимися ведущими в своём сегменте.

Они имеют возможность осваивать крупные рынки, включая зарубежные, становиться носителями уникальных технологий.

В чём специфика формирования естественных монополий? Какую роль они могут играть в экономике государства?

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Что понимается под естественной монополией?

Естественная монополия — это фирма, которая имеет производственную модель, в силу некоторых причин существенно более эффективную, чем у других игроков рынка.

Например, это может быть компания, имеющая доступ к дешёвому источнику сырья или электроэнергии.

Она будет иметь низкие издержки, связанные с их закупкой, как результат — выставлять более низкие цены или работать с большей прибылью и динамичнее развиваться.

К естественным монополиям относятся предприятия, что имеют возможность осуществлять монетизацию ресурса, которого нет у конкурирующих компаний.

Это реально, например, когда фирма имеет в собственности платную автомобильную магистраль.

В этом случае, если иные транспортные пути между объектами, которые она связывает, отсутствуют или не столь качественны, предприятие сможет на монопольных началах получать прибыль за счёт взимания платы за проезд.

Классификация

Естественная монополия — предприятие, которое может представлять одну или несколько отраслей.

Поэтому один из ключевых критериев классификации бизнесов соответствующего типа — принадлежность к той или иной сфере экономики.

В национальном хозяйстве РФ монополии чаще всего ведут деятельность в таких отраслях: транспорт, топливно-энергетический комплекс, связь, коммунальные услуги, атомная промышленность, предоставление почтовых сервисов.

Ещё один критерий классификации фирм, о которых идёт речь, — то, в чьём владении находятся субъекты естественных монополий. Они могут являться государственными, муниципальными структурами, частными лицами и корпорациями, зарубежными инвесторами.

Следующий критерий классификации естественных монополий — организационно-правовая форма.

Чаще всего монополия представлена публичным акционерным обществом, но их функционирование будет также возможным, к примеру, в виде государственных корпораций или унитарных предприятий.

Причины возникновения естественных монополий

С чем связано появление естественных монополий в национальном хозяйстве? Причины тому могут быть самые разные.

Одним из ключевых факторов, под влиянием которого сформировалась сфера естественных монополий в России, стал механизм трансформации советских предприятий.

Изначально они были адаптированы к плановой экономике и занимали в силу отсутствия конкуренции лидирующие позиции в том или ином сегменте. На их базе образовались фирмы, функционирующие по рыночным принципам в условиях современной экономики РФ.

Можно отметить, что советские предприятия, монопольно функционировавшие в национальном хозяйстве, в целом сохранили свои позиции и в условиях свободного рынка. Их владельцем в большинстве случаев осталось государство, но к инвестициям в капитал были привлечены и частные лица.

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Другая причина возникновения естественных монополий актуальная в том числе и для России — высокий инвестиционный порог входа в ту или иную отрасль. Для того чтобы начать бизнес, к примеру, в транспортной сфере, необходимы огромные капиталы.

Их владелец будет заинтересован в том, чтобы окупить свои вложения и учредить фирму, которая сможет осуществлять деятельность в условиях минимальной конкуренции. Поэтому инвестор приобретает, потратив большой капитал, основной объём тех ресурсов, благодаря которым фирма собирается извлекать прибыль в дальнейшем.

Например, строит платную магистраль, причём спроектировав её так, что любая альтернативная, скорее всего, будет менее эффективной за счёт большей протяжённости или меньшей ширины.

Конкуренция естественных монополий — явление крайне редкое во многом в силу того, что соответствующего типа предприятия намеренно учреждаются в тех сферах, где несовпадение интересов бизнесов, скорее всего, наблюдаться не будет.

Ещё один механизм формирования естественных монополий — наличие административных барьеров на регистрацию и вход на рынок новых предприятий.

Они могут выражаться в чрезмерно высоких требованиях по сертификации, лицензиям и иными разрешительным документам, в необходимости соответствия проектов очень большому количеству ГОСТов, стандартов и норм. В результате инвестору проще выбрать бизнес в той сфере, в которую, с точки зрения бюрократических барьеров, войти проще.

В свою очередь, в том сегменте, в котором инвестор отказывается от участия, начинают вести деятельность те предприниматели, что в силу тех или иных причин могут обходить или легко преодолевать административные барьеры.

Какие в РФ есть естественные монополии?

Деятельность естественных монополий занимает значимую долю в российской экономике. К предприятиям соответствующего типа в РФ принято относить «Интер РАО», «Газпром», РЖД, «Росатом», «Почту России».

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Все они имеют признаки, которыми характеризуется типичная естественная монополия. Примеры предприятий соответствующего типа можно найти в самых разных сегментах экономики РФ. В каждом из них возможно потенциальное проявление тех факторов, о которых мы сказали выше.

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Со стороны государства осуществляется регулирование естественных монополий, направленное на стимулирование выполнения ими позитивной рыночной роли. Кроме того, инициативы властей могут быть связаны со стремлением повысить экономическую эффективность компаний соответствующего типа. Далее в статье мы рассмотрим соответствующий аспект подробнее.

Реестры монополий

Можно отметить, что в России компетентные органы власти ведут учёт предприятий, которые можно отнести к естественным монополиям. Как правило, этим занимается, в частности, Федеральная служба по тарифам. Учреждение ведёт собственный реестр естественных монополий. В нём представлены фирмы самых разных сегментов.

Реестр естественных монополий, сформированный ФСТ, включает предприятия таких отраслей, как водоснабжение в сфере коммунального хозяйства, транспортировка природного газа по трубопроводам, железнодорожный, воздушный, морской транспорт, телекоммуникации, атомная энергетика, транспортировка нефти. Есть и другие органы власти, осуществляющие учёт предприятий рассматриваемого типа. Так, реестр субъектов естественных монополий ведёт Федеральная антимонопольная служба.

Государственные контракты

Можно отметить, что в национальном хозяйстве РФ могут быть фирмы, которые фактически имеют признаки естественных монополий, но не включены в соответствующий реестр. В этом случае в силу особенностей положения ФЗ № 44 от 5.04.2013 г. может быть осложнено приобретение услуг у соответствующей фирмы государственными и муниципальными органами.

Дело в том, что в тех случаях, когда поставщик того или иного сервиса является единственным на рынке, то госструктуры вправе заключать с ним контракты, только если он будет внесён в реестр субъектов естественных монополий.

В этом смысле в интересах предприятия — как можно более оперативно попасть в соответствующий список, чтобы иметь возможность заключать контракты с бюджетными структурами.

Роль естественных монополий на рынке

Как правило, фирмы, о которых идёт речь, являются очень крупными бизнесами. Следовательно, естественная монополия — это, прежде всего, крупнейший работодатель и налогоплательщик.

Поэтому государство заинтересовано в эффективности фирм соответствующего типа, поскольку их деятельность может быть фактором наполнения денежными средствами бюджета, а также обеспечения занятости населения — важнейшей социальной задачи.

Это обуславливает тот факт, что регулирование естественных монополий государством осуществляется таким образом, чтобы текущие рыночные позиции предприятий соответствующего типа сохранялись, а сокращений рабочих мест и падения выручки на них не происходило.

Соответственно, обеспечивается и социальная стабильность в тех регионах, в которых работают предприятия рассматриваемого типа.

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Иногда услуги естественных монополий настолько востребованы, что у фирм соответствующего типа нет проблем с выручкой и рентабельностью. В этом случае вмешательство государства в деятельность предприятий может быть сведено к минимуму.

Главное, чтобы фирма своевременно исполняла свои обязательства перед бюджетом страны.

Говоря о роли государства в работе естественных монополий, полезно будет более подробно рассмотреть аспект регулирования деятельности предприятий рассматриваемого типа.

Регулирование монополий

Деятельность субъектов естественных монополий может регулироваться посредством следующих основных методов: издание государством нормативных источников — отраслевых, или же имеющих статус федеральных НПА, которые непосредственно определяют приоритеты в управлении предприятиями соответствующего типа.

Или же утверждение других нормативно-правовых актов, влияющих на ценообразование в том или ином сегменте. Первый механизм регулирования применяется в отношении предприятий, владельцем которых является государство.

Второй начинает «работать» в тех случаях, когда фирма принадлежит преимущественно частным лицам или иностранным компаниям.

Значимый аспект государственного регулирования естественных монополий — правоприменительная практика. Важно не только содержание НПА, издаваемых органами власти, но также и реализация их положений в условиях рынка. Практическая необходимость вмешательства государства в сферу естественных монополий может быть обусловлена разными причинами.

Например, работа предприятий соответствующего типа может перестать удовлетворять объективным критериям конкурентоспособности, когда выпускаемая им продукция начинает уступать в качестве зарубежной, вследствие чего её всё труднее становится продавать за рубежом.

Следовательно, снижается валютная выручка государства, уменьшаются поступления в бюджет.

Государство может быть заинтересовано в скорейшем стимулировании необходимой модернизации производства своих монополий или тех, которые принадлежат частным лицам, в целях повышения конкурентоспособности выпускаемой ими продукции.

Помощь монополиям от государства

Активность компетентных органов власти в части регулирования деятельности монополий может быть связана с необходимостью защиты национального рынка от развёртывания, в свою очередь, зарубежных монополий.

Соответствующего типа бизнесы в других странах, как и в России, могут иметь большие финансовые возможности, иметь доступ к уникальным ресурсам, позволяющим обеспечивать присутствие на большом количестве национальных рынков.

В некоторых случаях государство напрямую содействует решению возможных сложностей в функционировании бизнес-модели естественных монополий.

Это может быть выражено, к примеру, в предоставлении компаниям соответствующего типа кредитов в первоочередном порядке и на льготных условиях с высокой вероятностью последующего списания их части.

Помощь государства фирмам, о которых идёт речь, может выражаться в поддержке их активностей за рубежом, поскольку субъекты естественных монополий часто работают с международными рынками и их устойчивость во многом зависит от уровня спроса в зарубежных странах.

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Предприятия рассматриваемого типа могут иметь доступ к уникальным технологиям и даже разрабатывать их, имея в наличии достаточные объёмы капиталов.

Поэтому в ряде случаев государство может быть заинтересовано не только в финансовой устойчивости фирм соответствующего типа, но также и в том, чтобы та или иная естественная монополия продолжала быть единственным или одним из немногих субъектов, обладающих редкой технологией.

Это обстоятельство может положительным образом сказаться на конкурентоспособности экономики страны, положении дел в иных отраслях, в которых соответствующая технология может быть задействована.

Отметим, что для государства может быть существенно более предпочтительным лидерство компаний, зарегистрированных в нём, а не зарубежных в том или ином сегменте.

Это связано, прежде всего, с тем, что выручка от бизнеса фирмы, имеющей прописку в конкретной стране, с высокой вероятностью будет оставаться в ней же. Это, в свою очередь, способствует общей капитализации экономики.

Зарубежные фирмы часто стремятся как можно более оперативно выводить выручку за пределы государства, хотя даже при этом могут перечислять существенные объёмы налоговых платежей в бюджет страны, в которой работают.

Резюме

Итак, естественные монополии в России являются значительной частью национального хозяйства.

Во многом это обусловлено тем, что крупнейшие предприятия соответствующего типа были основаны в СССР в условиях отсутствия рыночной конкуренции, изначально имели лидирующее положение на рынке и доступ к тем ресурсам, которые были недоступны потенциальным конкурентам.

РЖД, «Почта России», «Газпром» — каждая из этих корпораций, основанных в СССР, может быть рассмотрена как естественная монополия. Примеры фирм соответствующего типа, безусловно, есть и во многих других отраслях. Естественные монополии — субъекты бизнеса, которые являются крупнейшими налогоплательщиками и работодателями.

Поэтому государство заинтересовано в стабильности их работы и в меру возможностей содействует этому. Вместе с тем в ряде случаев власти могут осуществлять вмешательство в деятельность естественных монополий в силу необходимости модернизации того или иного сегмента рынка.

Читайте также:  Сухой шампунь — плюсы и минусы использования, правила нанесения

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Предприятия, о которых идёт речь, с одной стороны, являются мощной опорой экономики, поскольку аккумулируют в себе значительные объёмы капиталов, обладают способностью инвестировать в различные инновационные производства и становиться конкурентоспособными на международной арене.

А это способствует повышению инвестиционной привлекательности национального хозяйства страны в целом.

С другой стороны, отсутствие конкуренций в тех сегментах рынка, в которых естественные монополии ведут деятельность, может привести к формированию консервативных приоритетов у менеджеров соответствующих бизнесов, как следствие — к противоположному результату, когда конкурентоспособность продукции снижается. Поэтому властям страны важно осуществлять мониторинг тех процессов, что происходят в сфере естественных монополий, и содействовать их эффективному развитию, соблюдая баланс между интересами государства и частных инвесторов.

Источник: https://BusinessMan.ru/new-estestvennaya-monopoliya.html

Приватизация как геополитическая утилизация

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Ещё недавно по планам Росимущества доходы от приватизации в 2016 году должны были составить всего лишь около 33 млрд руб. Однако кризис внёс свои коррективы. Приватизационный процесс было решено ускорить, и теперь речь идёт уже о гораздо более крупных суммах.

Перед правительством поставлена задача ликвидации бюджетного дефицита, и приватизационные деньги окажутся кстати.

Однако стоит понимать, что в таком виде приватизация является лишь временной и экстренной мерой. Продажа госсобственности не может питать бюджет вечно.

Рано или поздно активы в распоряжении правительства иссякнут, и перед ним встанет та задача, которую нужно решать уже сейчас — создание самодостаточной производственной базы, способной и обеспечить население всеми необходимыми благами, и гарантировать необходимый объём поступлений в бюджет. Но активов уже не останется ни на продажу, ни на управляемый процесс экономической мобилизации.

К тому же распродажа госактивов в кризис (когда их стоимость низка) делает политику правительства непоследовательной.

Власти долгое время отказывались от намеченной приватизации из-за того, что не хотели отдавать госсобственность по низкой рыночной стоимости. Ждали её повышения. А теперь оказались готовы продать активы в наименее благоприятный для этого момент.

Кризис объективно является одним из факторов ускорения второй волны приватизации. Однако невольно возникает подозрение в наличии ещё одной мотивации продавать госактивы именно сейчас.

При достаточном контроле над приватизационными сделками можно обеспечить сброс наиболее лакомых кусков госсобственности в «нужные руки» — то есть аффилированным лицам (знакомым, родственникам и т.д.).

Не поэтому ли в планы правительства входит сделать приватизационный процесс более закрытым? Правительство хочет получить право принимать отдельные решения без созыва заседаний.

Перечень вопросов, которые решаются только на заседаниях правительства, предложено урезать на четверть. В их перечень входит продажа федеральной государственной собственности.

Дешёвые российские госактивы и слабый рубль создают благоприятные условия для возвращения зарубежного капитала российских резидентов из числа тех, чьи риски за рубежом возросли — то есть государственных чиновников.

Ведь им с недавнего времени запрещено иметь счета за границей, а последнее время дополнительную опасность создаёт перспектива расширения санкционного списка россиян, чьи активы за рубежом подлежат заморозке.

ЭФФЕКТИВНЕЕ?

В то же время правительство по прежнему мечтает и не скрывает, что приватизация рассматривается не столько как средство решения бюджетных задач, сколько как способ повышения эффективности предприятий. По мнению либеральных чиновников, частное предприятие всегда работает лучше, чем государственное.

Стоит отметить, что в условиях неэффективного и прогнившего от коррупции государства это действительно так. В таких условиях бизнес действительно лучше позаботится об активах. Ему всё-таки из них нужно прибыль извлекать, а не растаскивать и утилизировать их по кускам.

Но в условиях нормального, государства, выполняющего свои обязанности, тезис о преимуществах частной собственности не доказан. Масштабное исследование итогов тэтчеровской приватизации показало отсутствие эффекта от продажи предприятий в частные руки. Количество фирм, улучшивших свои показатели после приватизации, оказалось примерно равно количеству фирм, понесших убытки.

Значимым фактором (как для государственных компаний, так и для частных) оказалась оптимизация системы управления, но никак не факт приватизации.

Опыт российских реформ также показал, что приватизация не может гарантировать экономическую успешность предприятий.

Несмотря на массовый приход частника в экономику, более 80% приватизированных предприятий в начале 2000-х годов оставались убыточными. Снижение эффективности коснулось даже ТЭКа.

После приватизации расходы на геологоразведку в отрасли сократились более чем в 5 раз, а количество добытой нефти на одного занятого сократилось в 4 раза.

В том, что приватизированные предприятия в России не блещут эффективностью, нет ничего удивительного. Рыночные реформы в России проходили в условиях дикой коррупции. Нарушений законодательства в ходе приватизации 1990-х годов выявлялось больше, чем самих случаев приватизации. То есть каждая сделка проходила с массой нарушений.

Порядочные инвесторы были оттеснены от приватизационного процесса мошенниками и казнокрадами. Как результат, класс собственников был сформирован из полукриминальных временщиков, обладающих спекулятивным менталитетом и не способных к созидательной деятельности. Долгосрочные инвестиции не совместимы с таким типом сознания.

Временщикам хочется выжать из своих активов максимум прибыли здесь и сейчас, а по достижении их истощения просто утилизировать.

Особое удивление вызывают попытки либерализовать деятельность естественных монополий — крупных предприятий, представляющих собой единые технологические комплексы. Само понятие естественной монополии подразумевает невозможность иначе как в виде монополии эффективно предоставлять услуги в условиях конкуренции.

Разделение естественной монополии на отдельные компании приводит к разрыву производственных связей и повышению транзакционных издержек. В результате расчленения таких монополий эффект либерализации, как правило, ограничивается появлением вместо одной большой монополии нескольких более мелких монополий, конкурирующих между собой.

При этом конкуренция носит заведомо нерыночный (олигополистический) характер, так как происходит между компаниями с разной специализацией и заключается в том, что одни производители заламывают цену на свои услуги и товары для других.

Например, под руководством Чубайса корпорация РАО ЕЭС была разделена на 23 компании, часть из которых так и остались монополистами в своих сферах. Вопреки ожиданиям рост цен на электроэнергию продолжился.

Другой пример — приватизация активов РЖД, в результате которой значительная часть подвижного состава оказалась в частных руках (существенная доля пассажирских вагонов, более 80% грузовых вагонов и 98% цистерн). В погоне за прибылью частные операторы переориентировались на перевозку более дорогостоящих грузов.

Производители более дешёвых товаров столкнулись с невозможностью поставок своей продукции. Например, в 2011 году часть производителей древесины были вынуждены перемалывать элитные сорта дерева в щепку вместо того, чтобы отправлять их на производство мебели.

Одновременно выросло количество пустых вагонов, которые перегоняются по железной дороге в поисках выгодных заказов, создавая помехи движению полезных грузов.

ПРЕДЕЛЫ ПРИВАТИЗАЦИИ

С 1990-х годов в России доля государства в собственности на основные фонды последовательно снижается. Это видно и по динамике величины госсектора, выраженной в количестве предприятий (рис. 1), и по статистике государственных активов по полной учётной стоимости (рис. 2).

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Рис. 1. Доля госсобственности в структуре собственности (по числу предприятий)

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Рис. 2. Доля госсобственности в полной учётной стоимости (на конец года)

В то же время в некоторых секторах положение предприятий с высокой долей государственной собственности всё ещё остаётся доминирующим. Например, банковский сектор (Сбербанк, ВТБ, ВЭБ, Газпромбанк, Россельхозбанк) и нефтегазовый сектор (Газпром, Роснефть).

Несёт ли приватизации в себе риски для страны? Очевидно, что да. В случае передачи контроля над российскими предприятиями зарубежным участникам стратегия их дальнейшего управления вовсе не обязательно укладывается в логику развития.

Транснациональные предприятия стремятся к оптимизации своих затрат. Им нет смысла сохранять полный цикл производства на территории одной страны. Гораздо выгоднее в случае покупки превратить полноценный завод в сборочный пункт и встроить его в единую корпоративную сеть, разбросанную по всему миру. Возможен и более радикальный вариант — покупка предприятия-конкурента с целью его закрытия.

Такое было не редкостью в 1990-е годы. У государства гораздо меньше рычагов влияния на ТНК, чем на местное предприятие. В поисках более выгодной экономической конъюнктуры зарубежный бизнес в любой момент может приостановить завод или перенести его в другую часть света.

Наконец, не стоит забывать, что получателем прибыли от приватизированного иностранными агентами предприятия являются нерезиденты.

Иными словами, однажды вложившись в российское предприятие, иностранцы могут выкачивать деньги из России на протяжении многих лет.

Оценивает ли все эти риски российское руководство? В конце прошлого месяца российский министр экономического развития Алексей Улюкаев встречался с американским послом Джоном Теффтом. На встрече обсуждался широкий спектр экономических отношений России и США.

В числе прочего обсуждалась приватизация российских государственных активов американскими компаниями. Отношение США к России на данный момент вполне однозначно. России объявлена экономическая война. Санкции не только не близятся к снятию, но и, напротив, расширяются.

Для США наша страна является одной из главных угроз, и противостоять российскому военному потенциалу они намерены путём усиления военной инфраструктуры НАТО в непосредственной близости от российских границ. Каков ответ России? Предложение купить государственные активы.

Исторически Россия успешно развивалась только при непосредственном участии государства.

Наше общество — это не полигон индивидуальных потребителей и эгоистов, а социальный организм, в котором государство занимает центральное место. На данный момент в инфраструктурно-технологическом плане процесс развития в России остановился — страна живёт, проедая наследие СССР.

Если модернизация и начнётся, то только под руководством государства. Но если к тому моменту государство будет максимально обезоружено и истощено, страна будет обречена на гибель.

Обнуление государства в России (включая приватизационный аспект) — это процесс геополитической утилизации страны и допустить этого нельзя.

Источник: http://rusrand.ru/analytics/privatizaciya-kak-geopoliticheskaya-utilizaciya

В фас рассказали, какие компании лишатся статуса естественных монополий

Многие российские компании могут лишиться статуса естественных монополий. Уже в этом году Федеральная антимонопольная служба (ФАС) намерена либо полностью упразднить закон «О естественных монополиях», либо внести в него существенные правки.

Об этом «Российской газете» рассказал руководитель ФАС Игорь Артемьев в кулуарах антимонопольного форума, организованного Объединением корпоративных юристов России.

«Надо отпустить множество компаний из-под режима естественных монополий на волю», — заявил он. Речь, по его словам, к примеру, может идти об авиационных узлах или морских портах, например, на одном побережье, которые сегодня и так конкурируют друг с другом.

Сделать это надо не только для нормализации тарифов, но и в целях приватизации для пополнения госбюджета, отметил глава ФАС. «Мы хотим, чтобы эти компании потом стали частными, чтобы в них инвестировали капитал», — сказал Игорь Артемьев.

ФАС: Ситуация с ценами на нефтепродукты в рознице спокойная

В западной практике между тем понятие естественной монополии не массово распространено, пояснил «РГ» старший научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС, член Экспертного совета по развитию конкуренции при правительстве России Вадим Новиков.

Ни в ЕС, ни в США экономическая концепция естественных монополий не применяется. Но в штатах есть аналог — компании, оказывающие общественные услуги или услуги общеэкономического значения (ЖКХ, транспорт, инфраструктура).

В Новой Зеландии же закон исходит из того, что дело не в том, в каком состоянии находится рынок, а в том, может ли его дерегулирование принести пользу всей экономике. Новозеландский антимонопольный орган признает, что регулирование чаще всего означает вычет из благосостояния страны, замечает Вадим Новиков.

Наиболее положительный опыт дерегулирования — либерализация рынка гражданских пассажирских авиационных перевозок в США, осуществленная во второй половине 1970-х годов.

После этого цены на авиабилеты снизились как минимум в два раза. А в Японии существовала большая почтовая служба, имеющая финансовую инфраструктуру.

Содержание почты дорого обходилось государству, поэтому почтовая служба была приватизирована. После этого стоимость услуг там тоже снизилась.

Можно также вспомнить опыт ликвидации естественных монополий в Великобритании. Там существовала Британская газовая корпорация, которая владела как генерацией, так и сбытом «голубого топлива» конечному потребителю, обеспечивая теплом 40 миллионов домохозяйств.

Читайте также:  Volkswagen Tiguan (Фольцваген Тигуан) — преимущества и недостатки автомобиля

Стоит ли приватизировать естественные монополии

Андрей Цыганов: ФАС соберет пятый антимонопольный пакет в 2016 году

На первом этапе эта госкомпания была приватизирована, одновременно с этим был создан макрорегулятор газового и электрического рынка для того, чтобы контролировать теперь уже частную монополию, в том числе и тарифы, устанавливаемые ею, рассказывает кандидат юридических наук, эксперт в сфере антимонопольного регулирования Николай Вознесенский.

Позже были приватизированы и другие государственные региональные компании газовой генерации и сбыта, также впоследствии подчиненные государственному регулятору.

В итоге конкретная британская семья получила возможность выбирать, у кого из поставщиков покупать газ и электричество.

Английский потребитель сегодня имеет возможность в интерактивном онлайн-режиме мониторить тарифы разных компаний, чтобы оптимизировать собственные бытовые расходы, пользуясь самыми дешевыми услугами сектора ЖКХ.

«В целом инициатива ФАС нужна отечественной экономике, потому что в конечном итоге она может привести к рыночным способам формирования цен на услуги значительной части естественных монополий, от чего население только выиграет», — считает эксперт.

Источник: https://rg.ru/2016/03/24/v-fas-rasskazali-kakie-kompanii-lishatsia-statusa-estestvennyh-monopolij.html

Система государственного регулирования

Россия не избежала негативного воздействия отраслей — естественных монополий в условиях рынка. В российской промышленности на данный момент существуют четыре тысячи предприятий-монополистов и их продукция составляет 7% от общего числа. Из них естественных монополий — 500 Дж. Вильсон, В. Цапелик. «Естественные монополии России». Журнал «Вопросы экономики» 1995 год № 11..

Примером естественных монополистов в России можно уверено считать прежде всего РАО «ЕЭС России», «Газпром» и Министерство путей сообщения. Их судьба вызывает очень острые и важные дискуссии.

С общим сокращением производства в России спрос на продукцию и услуги отраслей — естественных монополий, за исключением отраслей связи, постоянно снижался. Эти отрасли являются чрезвычайно капиталоемкими, значительная часть их издержек носит постоянный характер.

В результате росла доля постоянных издержек в цене единицы продукции.

Кроме того, до последнего времени субъекты естественных монополий финансировали инвестиции в значительной мере за счет внутренних источников (инвестиционные и стабилизационные фонды, формируемые за счет себестоимости и прибыль), что определило чрезмерную нагрузку на тарифы.

В 1993 — 1996 гг. отраслевые цены российских естественных монополий росли более быстрыми темпами, чем в других отраслях экономики . Они приблизились к уровню мировых, а в некоторых случаях (например, международные телефонные тарифы) превзошли их. Потребители стали оказывать давление на правительство вплоть до выдвижения требования замораживания цен.

Быстрый и значительный рост цен в электроэнергетике, газовой промышленности, отраслях связи и на железнодорожном транспорте обусловил необходимость постановки вопроса об обоснованности издержек (расходы на заработную плату, социальные выплаты, инвестиционную деятельность) и о соответствии качества предлагаемых продукции и услуг уровню цен. Во всех отраслях, содержащих естественно-монопольные сегменты, заработная плата превышала среднюю по экономике и их работники пользовались большими социальными льготами по сравнению с другими отраслями.

Но при всей явной критичности ситуации проблема необходимости государственного регулирования естественных монополий была осознана властью лишь к 1994 г., когда рост цен на производимую ими продукцию уже оказал существенное влияние на подрыв экономики.

При этом реформаторское крыло правительства стало уделять большее внимание проблемам регулирования естественных монополий не столько в связи с необходимостью остановить рост цен в соответствующих отраслях или обеспечить использование возможностей ценового механизма для макроэкономической политики, а в первую очередь стремясь ограничить круг регулируемых цен.

Первый проект Закона «О естественных монополиях» был подготовлен сотрудниками Российского центра приватизации по поручению ГКАП РФ Государственный комитет по антимонопольной политике РФ в начале 1994 г.

После этого проект дорабатывался российскими и зарубежными экспертами и согласовывался с отраслевыми министерствами и компаниями (Минсвязи, МПС, Минтранс, Минатом, Миннац, РАО «Газпром», РАО «ЕЭС России» и др.). Против проекта выступили многие отраслевые министерства, однако ГКАП и Минэкономики удалось преодолеть их сопротивление.

Уже в августе правительство направило согласованный со всеми заинтересованными министерствами проект Закона в Государственную думу Дж. Вильсон, В. Цапелик. «Естественные монополии России». Журнал «Вопросы экономики» 1995 год № 11..

Лишь в апреле Государственная дума приняла Закон, и он был отправлен на подпись Президенту. В мае Президент, сославшись на наличие в нем противоречий с действующим законодательством, наложил вето на Закон в новой редакции и вернул его в Государственную думу.

В июне-июле работала согласительная комиссия Государственной думы и президентского аппарата. После этого Государственная дума практически без обсуждения приняла Закон в новой редакции и 17 августа Президент подписал Закон.

Это стало возможным благодаря широкой летней кампании, которую развернули средства массовой информации против злоупотреблений, допускаемых естественными монополиями.

Особое внимание обращалось на финансовые показатели газовой промышленности, возможность улучшить состояние госбюджета в результате увеличения налогообложения РАО «Газпром» и отмены привилегий по формированию внебюджетного фонда и т.п.

  • По Закону «О естественных монополиях», сфера регулирования включает транспортировку нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам, транспортировку газа по трубопроводам, услуги по передаче электрической и тепловой энергии, железнодорожные перевозки, услуги транспортных терминалов, портов и аэропортов, услуги общедоступной и почтовой связи.
  • Основными методами регулирования выступили:
  • — ценовое регулирование, то есть прямое определение цен (тарифов) или назначение их предельного уровня;
  • — определение потребителей для обязательного обслуживания и/или установление минимального уровня их обеспечения.
  • Органам регулирования также вменяется в обязанность контролировать различные виды деятельности субъектов естественных монополий, включая сделки по приобретению прав собственности, крупные инвестиционные проекты, продажу и сдачу в аренду имущества.
  • Зарубежные опыт регулирования показывает, что главным в такого рода деятельности является максимальная независимость регулирующих органов как от других органов государственного управления, так и от регулируемых ими хозяйственных субъектов, а также согласованность интересов и направлений работы регулирующих органов, что предоставит им возможность принимать политически непопулярные решения.

В первоначальном проекте Закона предполагалось, что органы регулирования будут обладать высокой степенью независимости: члены их правлений, назначенные на продолжительный срок, не могли быть уволены ни по каким причинам, кроме как по решению суда; предусматривался запрет на совмещение должностей членами правлений, владение акциями регулируемых компаний и т.п. Однако в окончательной редакции многие прогрессивные положения, заимствованные из многолетней практики регулирования в зарубежных странах, были либо смягчены, либо изъяты, что ставит под вопрос возможность принятия решений, в достаточной степени защищенных от влияния различных политических сил.

К 1995 г. была сформирована только одна система регулирующих органов, действовавшая вне рамок отраслевых министерств. Это Федеральная и региональные энергетические комиссии, созданные в 1992 г. для регулирования тарифов на электро- и тепло-энергию.

Контроль над другими естественными монополиями осуществлялся соответствующими министерствами (Минэкономики, Минтопэнерго, Министерство путей сообщения, Минсвязи) Дж. Вильсон, В. Цапелик. «Естественные монополии России».

Журнал «Вопросы экономики» 1995 год № 11..

Тем не менее, даже в электроэнергетике до 1995 г. не были зафиксированы правовые основы регулирования.

Государственный контроль за хозяйственной деятельностью естественных монополий был значительно ослаблен в связи с преобразованием многих предприятий в акционерные общества, где начали доминировать отраслевые интересы.

При этом федеральное правительство, сохранив контрольные пакеты акций в своих руках, недостаточно активно включилось в механизм корпоративно-акционерного управления.

К январю 1996 г. были приняты три указа Президента о создании государственных служб по регулированию естественных монополий в ТЭК, связи и транспорте.

В марте-апреле были опубликованы постановления правительства о создании регулирующих органов, в частности, была определена численность их персонала. Однако на конец мая был назначен руководитель только одной службы — Федеральной энергетической комиссии.

Назначение на этот пост заместителя министра топлива и энергетики является компромиссом правительства с регулируемыми субъектами.

Как уже отмечалось, в первой половине 1996 г. в отраслях — естественных монополиях (электроэнергетика, газовая промышленность, нефтепроводный транспорт, железнодорожный транспорт, отрасли связи) рост цен несколько замедлился по сравнению с предшествующими годами реформы.

Это в значительной мере объясняется популистской политикой перед президентскими выборами, что подтверждается обострением проблемы неплатежей в связи с принятием правительственного постановления, запрещающего отключение потребителей энергоресурсов до середины мая 1996 г.

Кроме того, под давлением МВФ постановлением правительства от 21 марта 1996 года были ликвидированы внебюджетные фонды в отраслях ТЭК и от 1 апреля — стабилизационный фонд РАО «Газпром», тем самым «Газпром» был лишен основных налоговых льгот Официальный сайт МАП Российской федерации..

Однако и после выборов был предпринят ряд мер по жесткому ограничению роста цен естественных монополий. Так Указом Президента от 17 октября 1996 г.

цены на электроэнергию, отпускаемую с оптового рынка, были снижены на 10 %; Постановлением Правительства от 3 апреля 1997 г.

из состава себестоимости производства энергии были исключены целевые инвестиционные фонды Официальный сайт МАП Российской федерации..

Уже сейчас видно, что процесс формирования органов регулирования будет не только продолжительным, но и болезненным. Министерства не хотят отдавать соответствующие полномочия.

Остро стоит проблема финансирования, довольно сложно привлечь квалифицированных сотрудников, так как заработная плата государственных служащих значительно ниже заработной платы работников аналогичного уровня в регулируемых компаниях.

Многие из лучших отраслевых специалистов, которые могли бы выполнять подобную работу, занимают высокооплачиваемые должности в организациях, которые должны подвергаться регулированию.

Поэтому на сегодняшний день наиболее остро стоят проблемы кадрового обеспечения, разработки конкретных методов регулирования, улучшения информационной базы, позволяющей принимать обоснованные решения.

Таким образом, в области создания законодательной и институциональной основы регулирования естественных монополий были предприняты некоторые важные и необходимые меры, но многое еще предстоит сделать как в отношении построения эффективной системы регулирования, так и с точки зрения реструктурирования отраслей, что позволит сформировать более компактную и управляемую сферу регулирования.

Дело в том, что в России в рамках единой корпорации часто объединяется как производство естественно-монопольных благ, так и производство таких благ, которые эффективней изготовлять в конкурентных условиях. Это объединение носит, как правило, характер вертикальной интеграции. В результате образуется монополист-гигант, представляющий целую сферу национальной экономики.

РАО «Газпром», РАО «ЕЭС России», Министерство путей сообщения, — это три кита «монополизма по-русски», ярчайшие примеры подобных объединений. В состав РАО «Газпром» наряду с Единой системой газоснабжения России (т.е.

естественно-монопольным элементом) входят геологоразведочные, добывающие, приборостроительные предприятия, проектно-технологические структуры, объекты социальной сферы (т.е. потенциально конкурентные элементы).

В ведении МПС находится как инфраструктура — железные дороги, вокзалы, информационная система, — так и немонопольные виды деятельности — подрядно-строительные и ремонтные организации, предприятия общепита. На балансе министерства находятся целые поселки и города. РАО «ЕЭС России» объединяет как электросети, так и электростанции.

Суть интенсивно обсуждаемых в нашей стране реформ такова: предлагается развить конкуренцию в тех видах деятельности естественных монополий, где она может быть достигнута. Так, конкуренция разных фирм за прием канализационных стоков из каждой квартиры многоэтажного дома — явная бессмыслица.

Но конкуренция фирм, обеспечивающих профилактику и ремонт водопроводных и канализационных систем в квартире — вероятно единственный путь защиты потребителя от произвола современных ДЭЗ, РЭУ и т.п. Только при наличии конкуренции жильцам не придется неделями ждать вызванного мастера-сантехника.

Читайте также:  Основные плюсы и минусы жизни в Латвии: нюансы трудоустройства и процесс получения гражданства

Очевидно, однако, что разделение естесвенно-монопольного и потенциально конкурентных секторов не должно быть форсированным и механистичным. Ведь не только конкуренция, но и производственная интеграция имеет свой потенциал снижения издержек.

Повысится ли, например, эффективность энергетической отрасли, если вместо нынешнего РАО «ЕЭС России» создать национальную компанию, распоряжающуюся линиями электропередачи, и множество корпораций, владеющих электростанциями? Ведь даже в странах с очень жесткими правилами антимонопольного регулирования — Япония, США, Германия — основной схемой организации энергетики являются энергосистемы, т.е. сосредоточение в одних руках генерирующих мощностей и передающих сетей.

Тем более тщательной доработки требует идея разукрепления энергетической отрасли путем создания независимых региональных энергосистем. Уровень конкуренции вряд ли повысится, а вот обособленность регионов возрастет.

К тому же единая энергосистема страны дает экономию, так как позволяет для покрытия суточного пика потребления в восточной части России использовать «спящие» в это время мощности западных регионов и наоборот (выгоды горизонтальной интеграции).

Удастся ли добиться такой слаженности в работе независимых региональных энергосистем?

Проводя реформирование российских монополистов, следует иметь в виду и их позиции в международной конкурентной борьбе. Например, РАО «Газпром» — крупнейшая международная корпорация.

Его реструктуризация может подорвать позиции России на мировом газовом рынке.

В целом, очевидно, что реформы структур, включающих естественно-монопольную сферу, должны осуществляться поэтапно, с большой осторожностью и анализом каждой стадии преобразований.

Наконец, еще одна сложная проблема, касающаяся естественных монополий, относится к их статусу: следует ли этим компаниям быть государственными или частными? Истоки этой проблемы связаны с тем, что естественные монополии, как мы убедились, являются весьма специфическим субъектом экономики, который никогда не функционирует по чисто рыночным принципам.

Если естественные монополии исключают конкуренцию; если цена и объемы производства определяются не игрой рыночных сил, а либо произволом монополиста, либо решениями государства; если нарушаются многие другие механизмы функционирования рынка.

Если все это так, то не лучше ли управлять естественными монополиями не как частными, а как государственными предприятиями?

Экономическая наука не выбрала однозначного ответа на этот вопрос. Во многих развитых рыночных государствах естественные монополии находятся в общенациональной собственности, но не меньше стран, где они являются частными.

Обычные аргументы в пользу национализации связаны с тем, что на государственном предприятии легче проводить правительственную политику в отношении цен, тарифов, объемов производства и т.п. (напомним, что регулирование этих параметров неизбежно в любом случае — м при частной, м при государственной собственности).

Кроме того, государственная собственность исключает монополистические злоупотребления с целью обогащения владельцев. Попросту говоря, там, где частный монополист будет ради своих прибылей выколачивать из потребителей каждую копейку, государственный монополист скорее займет умеренную позицию. Ведь прибыль отнюдь не главная его цель.

Если естественный монополист убыточен, то и вовсе непонятно, что может удерживать частный капитал в таком предприятии.

Аргументы против национализации связаны с опасениями понижения эффективности работы естественного монополиста. Не имея надобности ориентироваться в первую очередь и превыше всего на коммерческий успех, директор такой фирмы превращается в государственного чиновника.

И с готовностью выполняет любые, самые нелепые указания, лишь бы они соответствовали желаниям начальства. Повышаются на государственном предприятии и иждивенческие настроения: нечего боятся убытков, все покроет бюджет. Наконец, возрастает опасность коррупции: слишком большие объемы государственных, т.е. «ничьих лично», денег проходит через кассы монополиста.

При сложном характере коммерческой деятельности таких фирм, уследить за этими деньгами бывает трудно.

Таким образом, серьезные аргументы есть у обеих сторон. На практике вопрос о праве собственности чаще всего решается в духе национальных традиций. Страны с государственническим менталитетом предпочитают национализацию естественных монополий.

В странах с сильным индивидуалистическими традициями, наоборот, склоняются к частной собственности.

«Государственная антимонопольная политика: практический опыт Законодательства» (рекомендации парламентских слушаний, проведенных Комитетом Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству). Российский экономический журнал №3 — 2000г.

Источник: https://studbooks.net/1723930/ekonomika/sistema_gosudarstvennogo_regulirovaniya

Правда и мифы естественных монополий

Мировая практика и украинский опыт показывают, что реформы не всегда бывают успешными. Особенно, если в основе реформирования сферы естественных монополий лежат экономические мифы

Реформирование – всегда сложный процесс, а тем более, если речь идет о реформе отрасли ЖКХ, где первую скрипку играют естественные монополисты. Мировая практика, да и украинский опыт показывают, что реформы не всегда бывают успешными.

Причин этому может быть несколько: от изменения внешних или внутренних условий до возникновения непредвиденных обстоятельств. Однако залог неэффективных реформ – это изначально неверные установки, которые легли в основу их концепции.

Российские и немецкие ученые проанализировали предпосылки, которые повлияли на то, что либерализация сферы естественных монополий проходит тернистым, а точнее, неверным путем.

К естественным монополиям относятся железнодорожные перевозки, услуги почтовой связи, ну и главные сферы, без которых невозможно себе представить отрасли ЖКХ: тепловая и электрическая энергетика, газо- и водоснабжение.

В основу их реформирования заложен европейский подход, который предполагает создание искусственным путем конкурентных условий для монополий.

Попробуем обобщить основные постулаты реформирования, а также проанализировать, насколько реальна их реализация.

Миф № 1

Создание недискриминационного доступа к инфраструктуре

Равный, недискриминационный доступ к сетям естественных монополистов (в нашем случае речь идет о магистральных тепловых, энергетических, газовых сетях и водопроводе) – одно из важнейших условий современной конкуренции. Равенство доступа или, иными словами, отсутствие барьеров входа на рынок для потребителей и производителей.

С создания открытого доступа к сетевой инфраструктуре начиналось реформирование естественных монополий в США, странах ЕС.

В Украине также идет активный процесс совершенствования законодательной базы в части недискриминационного доступа к инфраструктуре в электроэнергетике, газовой отрасли, на железнодорожном транспорте.

Соответствующие обязательства монополистов обеспечить открытый доступ уже закреплены в профильном и отраслевых законах («О естественных монополиях», «О теплоснабжении» и т.д.).

Беспрепятственный доступ к инфраструктуре монополистов предполагает, прежде всего, изменение подходов госрегулирования, а именно: переход от тарифного регулирования к антимонопольному. Вместе с тем, эксперты Института естественных монополий отмечают, что парадокс заключается в том, что недискриминационного доступа к инфраструктуре быть не может в принципе.

В случае, когда естественная монополия является собственником инфраструктуры невозможность создания общего доступа к инфраструктуре можно объяснить рядом причин. Одной из них является тот факт, что любой хозяйствующий субъект экономики стремится не только упрочить свое положение на рынке по сравнению с другими конкурентами, но и увеличить свое присутствие на рынке.

Создание резерва пропускной способности лишает собственника инфраструктуры не только возможности злоупотребления своим монопольным положением, но и сильно ослабляет его позицию на рынке, так как он несет огромные расходы по содержанию инфраструктуры. Поэтому стремление естественных монополий ограничить доступ к инфраструктуре прочих производителей вполне объяснимо.

Соответственно, субъект естественной монополии, неся расходы на содержание и развитие инфраструктуры, должен иметь преимущество в её использовании по сравнению с другими компаниями.

Таким образом, чтобы управлять монополистами посредством тарифного, а не антимонопольного регулирования, эксперты советуют отказываться от введения обязательств для них об открытии доступа к сетям.

Отказ от этой идеи не будет стимулировать монополии к «нерыночному поведению».

Миф №2

Монополия обязательно должна приносить прибыль

Приток частного капитала в сектор энергетики и газоснабжения спровоцировали популяризацию еще одной расхожей мифологемы: монополии должны быть высокорентабельными. Утверждение на первый взгляд вполне логично: действительно, как может не приносить прибыль компания, на продукцию которой всегда стабильный спрос.

При этом украинские монополисты – убыточны, и это, зачастую, является основанием для другого расхожего суждения: оценивать эффективность работы монополий по их финансовым результатам.

Впрочем, если мы обратимся к основам экономической теории, то выяснится, что показателями эффективности работы естественных монополистов должны быть финансовые результаты и конкурентоспособности всей остальной экономики.

Экономисты утверждают, что сама по себе природа монополий двойственна. С одной стороны – без развития инфраструктурных монополий невозможно развитие промышленности, с другой стороны развитие отраслей инфраструктуры не приносит прибыли инвестору, вкладывающему в них капитал.

Это означает, что основной финансовый эффект от вложений в инфраструктуру получает не инвестор, а потребители товаров (услуг) естественных монополий.

Учитывая, что спрос на продукцию (услуги) естественных монополий неэластичен, и их потребляют все отрасли народного хозяйства, то можно утверждать, что чем выше рентабельность естественно-монопольных отраслей, тем ниже конкурентоспособность национальной экономики и, наоборот.

Когда же происходит либерализация и разделение естественных монополий и появляется сопутствующее этому стремление новых компаний к обеспечению высокой рентабельности.

Это означает либо перераспределение прибыли от всей экономики в пользу инфраструктурной компании; либо и инфраструктурная компания, и потребители ее услуг решают проблему за счет роста цен на свою продукцию.

В нашем случае речь идет о тарифах на коммунальные услуги.

Приведем более понятный пример. В России в результате реформирования наиболее прибыльного сегмента – генерация электроэнергии – он был приватизирован, и в 2009 году его рентабельность оказалась выше, чем в целом по промышленности.

Рентабельность в передаче и распределении электроэнергии, которые остались в государственной собственности, пока ниже, чем в генерации.

Для того, чтобы выровнять ситуацию государство ввело искусственного конкурента для монополистов – регулятор, который установил для энергетиков «правила игры» по RAB-методу. Аналогичная ситуация происходит и в Украине.

Для повышения уровня рентабельности сегмента транспортировки тепловой энергии, Нацкомиссия, осуществляющая госрегулирования в сфере коммунальных услуг, предложила монополиям устанавливать цены (тарифы) на свои услуги с учетом нормы доходности на инвестированный капитал.

Миф №3

Каждый вид деятельности естественных монополий должен иметь одинаковую доходность

Другими словам, идею этой мифологемы можно сформулировать так, что перекрестное субсидирование – негативно отражается на финансово-экономической ситуации страны.

Перекрестное субсидирование – установление тарифов ниже экономически обоснованного уровня для одной группы потребителей (субсидируемые потребители) за счет более высоких тарифов для остальных групп потребителей (субсидирующие потребители). Вопрос о ликвидации такого дотирования возникает только в момент разделения инфраструктурной компании.

Когда из компании выводятся высокодоходные виды бизнеса, то встает вопрос, что делать с убыточными. Обычно вопрос решается либо увеличением тарифов на убыточные виды деятельности, либо субсидированием.

Результатом ликвидации перекрестного субсидирования обычно является рост средних конечных цен: высокодоходные виды бизнеса при тех же уровнях тарифа получают сверхприбыли, которые уже не изымаются для покрытия убытков. А бизнес с низкой доходностью покрывает свои убытки за счет опережающего роста тарифов на эти виды деятельности.

  • В соответствии с экономической теорией максимальная эффективность естественной монополии в системе народного хозяйства достигается в рамках перекрестного субсидирования, так как: монополия получает справедливую прибыль; достигается социальная справедливость, когда субъект платит столько, сколько может, а не столько, сколько должен (то есть тариф для тех, для кого доля издержек на услуги естественных монополий невелика, будет выше, чем для тех, у кого эта доля очень значительна).

Источник: https://www.obozrevatel.com/life/social/26597-pravda-i-mifyi-estestvennyih-monopolij.htm

Ссылка на основную публикацию