Стоит ли ждать мужа из тюрьмы — разбираемся в ситуации

© Наталья Гредина

Стоит ли ждать мужа из тюрьмы — разбираемся в ситуации 12 Янв 2018, 08:00

Марина не знает, как номер ее телефона попал в тюрьму, но однажды ей стали названивать оттуда сразу двое. Сперва говорили: «Девушка, у вас приятный голос». Потом: «Отправь фотку».

«Я была молодая, но уже очень злая на мужиков, и мне было интересно их за нос водить: и одному говорила, что его люблю, и второму. Они были друзьями и оба были должны мне деньги, — вспоминает девушка.

— Обещали отдать, но не отдавали. Естественно, все, что они говорили мне — „любимая“, „родная“, „хочу семью и детей“ — стоило в одном случае 300 рублей, а в другом — 1000.

Они названивали, просили еще денег, но я считала, что мое развлечение уже оплачено».

Созвоны с парнями продолжались до тех пор, пока третий их сокамерник по имени Иван не сообщил ей, что звонят «возлюбленные» с камерного телефона, постоянно его занимая, и не попросил их унять. Марина ответила, что, раз ему это мешает, пусть он и наводит порядок. С тех пор те двое постепенно притихли, зато звонить начал Иван — «просто поговорить за жизнь».

Когда Марина попала в больницу, и ей вырезали яичник, ее парень «с воли» расстался с ней со словами «а чего с тобой делать теперь, раз у тебя яичника нет». Иван же звонил каждый день и успокаивал, а в конце концов подарил кольцо, чтобы не расстраивалась.

«Пришел родственник кого-то, кто вместе с ним сидел, мы сходили в ювелирный магазин, я выбрала кольцо, и Ваня его оплатил. Кольцо было не единственным подарком. Он дарил мне цепочку, золотой браслет и перед Новым годом, когда еще не знал, что его осудят, подарил шубу. У него были деньги.

Параллельно звонкам он стал писать мне письма, — говорит Марина. — После кольца я начала ходить на его суды».

Иван: две ходки

Отношения Марины и Вани начались, когда он сидел в СИЗО №1 Новосибирска.

Марина говорит, что первый раз он сел, потому что они с пацанами вскрыли гараж: «Ему семнадцать тогда было, остальные были совершеннолетние, сказали ему: „Ты малолетка, возьми на себя“.

Пока суд да дело, ему стукнуло восемнадцать, и он сел на восемь лет. Хороший был гараж, большой. В 26 освободился, в 28 сел обратно».

Второй раз Ивана посадили за тяжкие телесные повреждения: побил мужика за украденный у соседки по коммуналке телефон. «Ваня решил за девушку заступиться. Помахал кулаками, телефон вернул, но побитый им человек попал в больницу. Если бы Ваня не был ранее судим, никто бы дело не стал заводить, — уверена Марина. — Но если ты сидел, то ты всегда „попадаешь“».

Стоит ли ждать мужа из тюрьмы — разбираемся в ситуации

На свободе Иван занимался грузоперевозками и был женат на другой женщине, но она не захотела ждать окончания срока — его осудили на семь лет. Учитывая год, проведенный в СИЗО, он вышел на свободу через шесть лет после знакомства с Мариной. А расписались они через два года после его первого звонка.

«Сначала просто общались, а потом решили пожениться, чтобы видеться, — объясняет она. — Он настоящий, я настоящая. Мы стали семьей, просто не жили вместе».

По словам Марины, Ваня никогда не тянул из нее деньги, как тянут некоторые заключенные из своих «зао». Играл в карты и был финансово независим, присылал цветы к 8 марта, а ей не приходилось «брать три кредита», чтобы содержать его в колонии. 

133178

Помощь требовалась, скорее, организационная, в том числе тесному сообществу таких же, как она, ждущих женщин: например, рассказать родственникам, что можно, а что нельзя в передачках.

«Однажды в колонию просто перестали принимать лекарства от родни, и человек с астмой умер, потому что ингалятор не взяли. Администрация говорила, что они все закупают сами, но человек их закупки не дождался, — вспоминает Марина. — Но мы все равно ухитрялись что-то передать.

Я покупала в нечеловеческих количествах сухофрукты, аспирин, парацетамол и анальгин. Брала ступочку, толкла таблетки и заправляла порошок аспирина в курагу, парацетамол в чернослив, анальгин в изюм, вымачивала это все и так довозила до зоны.

Потом лавочку прикрыли, потому что наркоманы тоже воспользовались нашей методикой и стали складывать в курагу наркотики».

Марина: нашла бы нормального мужика

Супругам полагалось три длительных (по два–три дня) и три краткосрочных свидания в год — они ничего не упускали.

«Мы не ссорились: ни когда он сидел, ни когда вышел. До Вани я была глубоко разочарована в мужчинах.

Всех, кто был до него, интересовали другие аспекты жизни: вкусно ли я готовлю, можно ли у меня занять денег, можно ли зайти по***ться (заняться сексом — прим. Тайги.

инфо)? Что я думаю — это никого не волновало, — сокрушается Марина. — А он меня слышал, понимал, любил, мне было, с кем поговорить, поэтому меня не волновало, что будет потом».

Вот только друзей у нее кроме самых близких почти не осталось — мало кто понял любовь Марины к зэку.

Иногда в кругу общения появлялись новые девочки «по тюрьме», с которыми можно было обсудить предстоящие свидания и туманное будущее, но многие из них разочаровывались в отношениях на расстоянии через месяц, через год.

«Они говорили: „Я нашла нормального мужика, к которому можно прижиматься по ночам и готовить ему борщ“», — объясняет Марина.

Родные Марины тоже не были рады ее браку с заключенным. Когда у ее родителей спрашивали, замужем ли Марина, они отвечали, что нет, хотя она уже была расписана с Иваном.

«Если ты ждешь кого-то из тюрьмы — ты второй сорт, с тобой что-то не так, — говорит она. — Да и сами мужчины так нередко считают. Когда девочки с ними ругаются, доказывают, что они достойны того или сего, зэки им в ответ говорят: „Была бы достойна — нашла бы нормального мужика“».

Обстоятельства их жизни, и правда, нельзя было назвать нормальными. Марина хлебнула унижения от системы исполнения наказания, даже не будучи судимой. На досмотрах перед свиданиями ее раздевали догола и просили присесть на корточки.

Однажды в колонию к Ване в Тогучин она приехала во время месячных — сотрудники ФСИН раздербанили использованную прокладку. «Это было жутко стыдно, — вздрагивает Марина.

— После меня была девочка с грудным ребенком, так с него сняли памперс и залезли ему пальцем в жопу».

136249

Но со всем этим можно было справиться, пока получалось разговаривать и переписываться с Иваном, которому про Марину «все было интересно».

«Я до него и я после него — это два разных человека. Когда мы начали встречаться, я была неуверенная в себе. Он был первым, кто сказал: „Ты же девочка.

Почему у тебя нет сережек и колечек?“ Когда мне вырезали яичник и говорили, что я не стану мамой, у меня была жуткая депрессия, я чувствовала себя пустоцветом. Он единственный сказал: „Никого не слушай, все у тебя будет, а если и не будет, то что?“ — объясняет она.

— Каждый день говорил, что я ему нужна, что не бросит меня. И вся эта забота, конфеты и букеты были до самого конца. Даже когда он в туберкулезном диспансере лежал, мы бегали на берег гулять».

Иван: турбоВИЧ

Ближе к концу срока Иван чувствовал себя неважно: кашель, температура, слабость. Как-то он позвонил Марине и велел сдать тест на ВИЧ.

Ей пришел отрицательный результат, ему — положительный, и он предложил расстаться. «Я ответила: „Нет уж, давай поговорим об этом на свободе“, — вспоминает Марина.

— У него оказался набор болячек: ВИЧ, тубик, гепатит. Ну, были наркотики когда-то в его жизни».

Когда Иван вышел, жить вместе им было негде. Ни родители Марины, ни бывшие соседи Вани по коммуналке не согласились бы приютить молодую семью. Последние главным образом потому, что Ваня был болен туберкулезом. Поэтому Марина сняла квартиру.

«Он после освобождения нихрена не понимал. При росте 1,87 м весил 51 кг, температура держалась 38,7, он задыхался, сил не было никаких.

Я была так наивна, что думала, если мы вызовем скорую, то его заберут в больницу сразу. Вызвала, диспетчер уже записывала адрес, а потом спросила: „Это он кашляет?“ — „Да“.

— „Мы не поедем“ — „Почему?“ — „Ну, у него же туберкулез? С туберкулезом только по направлению в больницу“».

137599 Сколько человек умирают от туберкулеза в Сибири

В больницу Марина с Иваном пошли своими ногами, там им сказали, что у бывшего заключенного нет на руках никаких документов из колонии, подтверждающих болезнь: «Сдайте мочу, кровь, мокроту, нужно дождаться анализов, а флюорограмму мы вообще сегодня не делаем… Где-то через месяц место будет».

Видя по состоянию Ивана, который с трудом ходил, что месяца у них в запасе может и не быть, Марина кинулась в колонию за выписками из медкарты, потом начала осаду минздрава, чтобы добиться места для мужа в тубдиспансере. Через две недели жалоб в министерство и Росздравнадзор Ваню положили в больницу.

«Я не боялась заразиться, я вообще себя не ощущала отдельно от него и думала, что мы теперь вместе до конца жизни, и что мне терять тогда? — вспоминает Марина. — Я принимала профилактическую противотуберкулезную терапию, конечно. Потом уже через девять месяцев сделала флюорографию, и было затемнение в легких — все-таки подцепила туберкулез».

С момент освобождения прошло чуть больше полугода. Из-за ВИЧ у Ивана отказал иммунитет, и, несмотря на лекарства, туберкулез быстро «доедал» его. Он уже не вставал с больничной койки, поэтому, чтобы угостить Марину клубникой, договаривался с соседями по палате.

«Он вышел в ноябре, а умер в июне. Я была рядом в этот момент. Он задыхался, блевал кровью, я тоже была вся в крови, искала врачей, у которых была планерка, санитарка загоняла меня обратно в палату, — плачет Марина. — Потом меня взяли меня за плечи, вывели. Я попросила: „Помогите ему, ему же больно“. А они ответили: „Уже все“. Я сказала: „У него губы шевелятся!“ Ответили, что это судороги».

Марина: прикрытый фонарик

После смерти Вани прошло три года. Первое время Марина старалась не оставаться одна, много времени проводила с друзьями. Потом начала ходить к психиатру, потому что ей очень хотелось за Ваней.

  Попробовала встречаться с другим мужчиной, но часто рассказывала ему, что очень скучает по мужу и как он похож на мужа. «В итоге я от него забеременела.

Он, правда, настаивал на аборте, но я отказалась, потому что раньше у меня был диагноз „бесплодие“, и беременность моя — вообще чудо», — говорит Марина.

С рождением дочки Марину немного отпустило ощущение, что она — это свет, а смерть Вани — это как будто фонарик прикрыли рукой и мешают ему светить. Сейчас жизнь в целом наладилась: дочка растет здоровой, Марина стала волонтером в детском доме, занимается репетиторством, пытается строить новые отношения. Но Ваня, видимо, навсегда с ней.

Стоит ли ждать мужа из тюрьмы — разбираемся в ситуации

«Почему так? Зачем я ждала его? У меня есть ответ, но я не уверена, что его можно верно понять. Меня целиком, до краев, заполняло ощущением, что меня любят. Такой, какая я есть.

Это ощущение делало меня абсолютно счастливой, — признается она. — И еще — сильной. Оказалось, что я могу очень много, потому что в меня верят. Мне казалось, что я была солнцем в его мире.

Это очень ответственно — быть чьим-то солнцем, но это заставляет тебя расти».

P.S.: Около 600 тыс. человек содержится, по последним данным ФСИН, в российских колониях, колониях-поселениях и СИЗО.

  • Маргарита ЛогиноваВидео: Кирилл Канин
  • Письма из личного архива героини

Источник: https://tayga.info/138439

А стоит ли ждать мужа из тюрьмы? какие плюсы, а какие минусы есть в ожидании

24.06.2019

Не редки случаи, когда семейный человек садится в места не столь отдаленные. И чаще всего это бывают именно мужчины. Но стоит ли женщине ждать своего мужа из подобных мест? Ответить на такой вопрос крайне сложно. Многое зависит не только от женщины и ее верности, но и от срока и тяжести преступления.

Стоит ли ждать мужа из тюрьмы — разбираемся в ситуации

Ведь совершенно разным будет отношение к мужчине, совершившим мелкое правонарушение и мужчине севшим, например, за педофилию. Так же очень многое зависит от того были ли вы счастливы в браке, есть ли у вас общие дети и каким был мотив для преступления. Решение ждать или не ждать мужа из тюрьмы должно быть взвешенным.

Какие плюсы, а какие минусы есть в ожидании. Давайте разберемся

Среди положительных моментов можно различить такие пункты, как:

  • Верность. Мужчина, которого жена дождалась из тюрьмы будет испытывать благодарность и чувство вины, что поспособствует тому, чтобы превратить ее жизнь в сказку. Если мужчина шел на преступление ради благополучия семьи будет вдвойне не честно решить его бросить;
  • Ожидание, как стимул. Мужчина, знающий, что на свободе его любят и ждут, с большей легкостью перенесет все тягости заключения, а постоянные свидания со второй половинкой помогут времени пройти быстрее;
  • Дети. При наличии общих детей, будет очень сложно им объяснить по какой причине вы решили предать мужа, ведь быть отцом от этого он не перестанет;
  • Несправедливо осужден. Будет особенно гадким поступком бросить мужчину, если его вина признана несправедливо. Это может окончательно сломать невиновного человека;
  • Истинная любовь. Если вы продолжаете пылать любовью к партнёру, сходя с ума от тоски и разлуки, то и речи не может быть о расставании;
Читайте также:  Фасадные панели для дома: плюсы и минусы выбора

Однако у такого ожидания есть и свои отрицательные стороны:

  • Уже не тот. Тюрьма меняет людей. И характер того человека, которого вы знали, уже не станет прежним. Появятся новые привычки и манера речи. Часто даже если жена дождалась мужа из тюрьмы, в итоге они все равно разводятся;
  • Измена! Даже если вы верно дождались мужа из тюрьмы, он вряд ли спокойно поверит в это, постоянно напоминая и упрекая в выдуманной измене;
  • Финансы. Пока мужчина находится в заключении, женщине приходится тянуть на себе не только домашний быт, но и все остальные функции мужчины, в том числе и обеспечение семьи финансами. Порой проще отказаться от мужчины и найти другого. Особенно если срок значительный. К тому же, взять на работу женщину, у которой муж в тюрьме, захочет не каждый работодатель;
  • Здоровье и красота. Если мужчина сел на долгий срок, то посчитайте сколько вам будет на момент его выхода. Биологические часы не стоят на месте, а вернуть ушедшее здоровье и красоту вы уже не сможете, так же, как и ушедшую возможность заиметь детей.

Не стоит забывать, что и секс не является простой забавой, а необходимостью. Его отсутствие может вызвать ряд заболеваний.

При выборе решения хорошо взвесьте все «за» и «против», ведь сделав такой шаг, вы уже не сможете ничего вернуть назад. Главное – слушать сердце.

Помогла статья? Оцените её Загрузка…

Источник: https://detishka.ru/obuchenie/a-stoit-li-zhdat-muzha-iz-tyurmy

Не знаю, стоит ли мне ждать мужа из тюрьмы…

Согласно исламским нормам Вы не имеете права требовать у супруга развода. В хадисе Посланника Аллаха (мир ему и благословение) говорится, что всякая женщина, попросившая развода у мужа без уважительной по Шариату причины, не почувствует даже райского благоухания! Т. е.

женщине без веской причины грешно просить развода у своего мужа. Вы имеете право на развод лишь в том случае, если Вы не можете обеспечить себя и своего ребёнка.

В таком случае Вам надо будет обратиться к Вашему местному имаму, объяснить ситуацию и попросить его развести Вас с мужем.

Кроме того, если Вам не хватает на жизнь, Вы можете обратиться к имаму и поинтересоваться, есть ли у мечети возможность оказать Вам материальную помощь (из средств закята).

Согласно изречению Посланника Аллаха (мир ему и благословение), развод есть самое неодобряемое в Исламе из дозволенного.

Поэтому если у Вас есть силы пройти это нелёгкое испытание – если Вы способны себя обеспечить материально, а также в состоянии хранить верность своему мужу, – однозначно стоит его ждать, а о разводе забыть напрочь.

Ведь согласно словам Всевышнего мы получим воздаяние на Том свете даже за самое малое добродеяние. Тем более что у вас есть общий ребёнок, а ведь родного родителя никто не заменит.

Начните соблюдать все предписания Всевышнего, в первую очередь чтение ежедневной пятикратной молитвы, соблюдайте нормы одежды мусульманки и т. д. Только покорившись своему Создателю, можно рассчитывать на успех в своих делах (баракат).

С точки зрения психологии:

В данной ситуации довольно сложно утверждать что-либо конкретное, поскольку много чего неизвестно, да и практика показывает, что уголовные дела бывают не всегда стабильны и предсказуемы.

Конечно, подавляющее большинство заключённых полагают, что они осуждены несправедливо, однако опять-таки практика показывает, что такое бывает крайне редко и почти всегда есть пусть и не прямая, но косвенная вина. Но когда речь идёт о больших сроках, то закономерно возникает вопрос о том, что он мог такого совершить, в чём именно его обвиняют.

Этот вопрос актуален в связи с тем, что во многих случаях при определённых условиях срок заключения можно заметно сократить. По этой причине Вам следует проконсультироваться с опытным юристом, чтобы выяснить вероятность сокращения срока заключения для Вашего мужа. Это касается формальной стороны дела, но куда важнее разрешить Ваши внутренние сомнения.

Раз Вы ставите вопрос о том, стоит ждать мужа или нет, то можно сделать вывод, что всё-таки Вы склоняетесь к тому, чтобы его не ждать. Вам нужно просто найти достаточное основание, чтобы оправдать саму себя в собственных глазах и в глазах окружающих. Видимо, не всё в вашей семейной жизни было гладко, и теперь появился реальный шанс изменить ситуацию.

До тех пор, пока Вы сами для себя не признаете наличие тех или иных намерений, Вы так и будете находиться в подвешенном состоянии, выход из которого будет обязательно, но, как правило, конфликтный, крайне болезненный. Именно по этой причине и стоит взять решение проблемы в свои руки, а не дожидаться, пока обстоятельства сами решат за Вас.

Не пытайтесь перекладывать ответственность за принятие решения на кого-либо другого, поскольку в итоге всё равно всё вернётся к Вам. Если твёрдо решили строить новую жизнь, то поговорите с мужем начистую и объясните ему всю ситуацию. Конечно, ему это может быть очень больно, но, по крайней мере, в его глазах Вы останетесь честной по отношению к нему.

Если же возьмёт верх желание дождаться мужа, то не пугайте себя долгими годами, люди ждали и больше. Главное – не года, а наличие сильного стимула. Конечно, современная тюрьма крайне редко исправляет человека, чаще всего она делает из него озлобленного уголовника. Однако это справедливо в тех случаях, когда сам заключённый не видит смысла исправления.

Если же Ваш супруг будет уверен в том, что его на свободе дожидаются жена и сын, то это будет серьёзным стимулом к сохранению своей человеческой сущности. Рассказывайте сыну об отце только самое хорошее, даже если хорошего и немного. У ребёнка должен быть положительный пример, а отец для многих детей является образцом для подражания.

Конечно, знание ребёнка о том, что его отец сидит в тюрьме, может очень плохо повлиять на его развитие, – именно поэтому надо приложить максимум усилий, чтобы сформировать положительный образ его отца.

Нет смысла говорить о том, что отца осудили несправедливо, поскольку это может воспитать в ребёнке отрицательное отношение к миру, будет способствовать формированию антиобщественной направленности, присутствию в сознании криминальных установок.

Можно сказать о том, что отец поступил нехорошо в определённой ситуации и теперь очень сожалеет о содеянном и пытается исправиться. Вот такое понимание будет способствовать формированию правильной жизненной позиции. Взвесьте все «за» и «против», прежде чем принимать окончательное решение. Оно должно быть осознанным, зрелым.

  • Мухаммад-Амин — хаджи Магомедрасулов
    теолог
  • Алиасхаб Анатольевич Мурзаев

психолог-консультант Центра социальной помощи семье и детям

Источник: http://islam.ru/content/liniya-doveriya/42412

«Моя подруга каждый раз приезжала из колонии беременной, но я 7 лет честно ждала мужа». Петрозаводчанка, вышедшая замуж за зэка, рассказала, чем закончилась их история любви

Я никогда не планировала знакомиться с заключенным и иметь с ним какие-то отношения.

Но у меня есть подруга, муж которой оказался на зоне, был осужден на семь лет, и она ездила к нему на свидания.

И вот однажды он обмолвился, что есть очень неплохие ребята, которые хотели бы познакомиться с хорошей женщиной для создания семьи. Мол, передай Кате, вдруг она захочет получить письмо от человека из зоны.

Я в ту пору была одинока, годы уходили, замужества не предвиделось. Стало вроде как любопытно, да и потом: письмо — это же ничего еще не значит. Я согласилась, и вскоре мне прилетело сразу несколько весточек.

Я не стала отвечать всем, выбрала некоего Павла. Написано было грамотно, толково, в меру романтично.

Кстати, зэки — самые большие романтики в мире, как, впрочем, и «сказочники»: такого понапишут! А наобещают — вообще даже не с три короба, а десять.

Павел сообщил, что сидит потому, что взял на себя чужую вину, за друга, потому как у того была многодетная семья. Были в компании, выпили, произошла драка, и совершилось убийство.

Я, мол, в драке участия даже не принимал.

Я только потом узнала, что три самые распространенные версии преступлений среди заключенных — это «взял на себя чужую вину», «сел по глупости», «вступился за свою (или чужую) девушку».

Завязалась переписка. Я слышала, что на некоторых зонах есть Интернет, но там его не было — мы обменивались обычными письмами в конвертах.

Павел характеризовал себя весьма положительно: работящий (у него было строительное образование), выпивает только по праздникам (тоже, кстати, избитая формулировка), любит детей, ну и так далее. Вспыльчив, но отходчив (еще один штамп), но тогда я не обратила на это внимания. Я получила фото Павла.

Выглядел он хорошо, симпатичный, ничего «зековского» я в его внешности не увидела: человек как человек. Я в ответ прислала Павлу свое и получила столько комплиментов, сколько не получала за свою жизнь!

В качестве отступления скажу, что наши женщины слышат очень мало хороших слов: от мужчин, от мужей, вообще от людей. А тут — как божья роса капает на пересохшую землю.

Мне было приятно, и я стала чувствовать, что влюбляюсь в Павла просто даже за эти слова.

Вскоре он пригласил меня на кратковременное свидание, а дальше опять отступление, правда, несколько запутанное: сама разобралась далеко не сразу.

Если осужденный отбывает наказание в исправительной колонии строгого режима и находится в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь три краткосрочных и три длительных свидания; в облегченных условиях — четыре краткосрочных и четыре длительных свидания; в строгих условиях — два краткосрочных и одно длительное свидание.

Если осужденный находится в исправительной колонии особого режима, в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь два краткосрочных и два длительных свидания; в облегченных условиях — три краткосрочных и три длительных свидания; в строгих условиях — только два краткосрочных свидания.

Осужденный, который отбывает наказание в колонии-поселении, может иметь свидания без ограничения их количества.

На долговременное свидание (трое суток) я права не имела: не жена. Поэтому мы общались через стекло и говорили через трубку в присутствии сотрудника исправительного учреждения (думаю, многие видели такое в фильмах). Тогда мы впервые встретились вживую, и я, конечно, сильно волновалась.

Накануне привела себя в порядок, как только могла, и вновь получила массу комплиментов. Говорили обо всем, как-то понемногу узнавали друг друга. Павел знал, какие слова произнести, чтобы я просто млела.

Об условиях заключения он говорил мало, больше шутил, что вот, в колонии и кормят бесплатно три раза в день, и на нарах можно валяться вволю, и в игры играть, и анекдоты травить.

В последующих письмах уже пошли признания в любви, обращения «моя красавица», «единственная» и тому подобное. Я стала отправлять Павлу посылки с разрешенными продуктами и вещами — всегда собирала с любовью.

Однажды он написал, что у него порвались кроссовки и износился спортивный костюм. Мол, у мамы маленькая пенсия, на зоне заработки никакие, а друзей просить неудобно.

Я выбрала самые дорогие кроссовки, какие только смогла купить, да и спортивный костюм тоже.

Я ездила еще на три краткосрочных свидания, а потом Павел предложил мне выйти за него замуж. Тогда мы наконец смогли бы встретиться в колонии уже не по разные стороны стекла и побыть вместе аж трое суток! Не скажу, что я бросилась в омут головой — довольно долго думала, размышляла. Жена — это уже серьезно, и мне предстояло ждать его еще семь лет.

С окружающими советовалась по минимуму. На работе никто вообще ничего не знал; я рассказывала о Павле только близким подругам и родителям. Мои папа и мама были резко против этого брака, подруги относились по-разному.

Кто-то говорил, что если это любовь, то почему бы и нет, другие высказывались, что надо быть осторожнее с теми, кто сидит в тюрьме, и лучше все-таки поискать человека на воле.

Замуж за Павла я все-таки вышла, хотя понимала, что совместить отсидку с семейной жизнью довольно-таки сложно и за решетками — совершенно другой, мало связанный с нашими реалиями мир.

Расписались мы с Павлом на зоне. Я привезла с собой сотрудника ЗАГСа, за все заплатила сама: именно так это обычно и происходит. Получили поздравления от начальника колонии, а так в целом все прошло очень просто и скромно.

Но это было вроде как и неважно.

Потом я приехала уже на долгосрочное свидание, на которое теперь имела право. Не очень приятный момент, когда меня обыскивали, но я была психологически готова к этому, потому как понимала, где оказалась. Все привезенные с собой продукты тоже тщательно проверили; кстати, это не касалось того, что я потом докупала в тюремном ларьке.

Читайте также:  Межнациональные браки: что это, плюсы и минусы

Продукты я привезла как готовые, так и сырые: оказалось, на общей кухне есть плита и можно готовить. Душ и туалет тоже общие, а вот комнатки — отдельные, там есть кровать, шкафчик, стол и стулья. Подробностей свидания описывать не буду — это слишком личное. Скажу только, что первая брачная ночь удалась, да и в целом в общении Павел меня не разочаровал.

На общей кухне я познакомилась с другими женщинами, приехавшими на свидания с находящимися в заключении мужьями. Кстати, таких шедевров кулинарии, какие я там увидела, я не встречала больше нигде.

Какие только блюда не готовились, какими только рецептами не делились! Только мне казалось странным, что многие женщины привозили с собой детей, даже грудных. Зачем? На мой взгляд, ни детям на тот момент не были нужны папы, сидящие в тюрьме, ни отцам в этой ситуации — дети.

Хотя, возможно, я ошибаюсь, поскольку у меня на тот момент детей не было.

Ни для кого не секрет, какова основная цель свиданий для многих отбывающих срок мужчин: это секс.

Разумеется, надо обсудить и какие-то семейные, домашние проблемы, и лучше, конечно, вживую, но на худой конец это можно сделать и в письмах или на краткосрочном свидании.

Про интимные отношения с заключенными среди присутствовавших на кухне женщин ходили целые легенды. Мол, изголодавшиеся мужики — это что-то плюс зэки вставляют себе в причинные места какие-то «шары». Мне эти разговоры были сильно не по нутру.

Одна дама так вообще рассказывала, что несколько раз специально расписывалась, а потом разводилась именно с заключенными, потому как, по ее словам, «вольняшки» — это не мужики. Я так поняла, что все она зоны объездила.

Над такими, как я, расписавшимися в колонии «по любви», она откровенно смеялась и говорила: «Девки, да вы им нужны, чтобы передачки посылали, а на воле они сразу себе других найдут!» Много было и обычных скромных женщин, чьи мужья тоже были не какими-то там рецидивистами: ведь, как говорят, от тюрьмы и от сумы не зарекайся.

Так и пролетело время. Мужа я ждала верно. Детей до освобождения Павла я рожать не хотела, да и он об этом речи не заводил, потому во время долгосрочных свиданий тщательно предохранялась.

А вот моя подруга, через которую я и познакомилась с мужем, почти каждый раз приезжала из колонии беременной, а потом умоляла гинекологов отправить ее на бесплатный аборт, потому что муж сидит, денег нет.

А так я, конечно, хотела иметь полноценную семью с детьми.

Со свекровью я познакомилась и общалась, хотя и нечасто. Она меня приняла как невестку и, разумеется, не говорила о своем сыне ничего плохого. Мы так по-настоящему и не сблизились, хотя я была совершенно не против этого.

Но свекровь оказалась из тех людей, которые при любых обстоятельствах склонны жить больше для себя, чем для других.

За два года до освобождения Павла Анастасия Васильевна умерла, и похороны на себя взяла в основном я, как и благоустройство могилы.

Когда Павел вышел на волю, конечно, был праздник. Прекрасно проводили время; правда, устраиваться на работу он не спешил. Жили мы в моей квартире (квартиру покойной мамы Павла, правда, сдавали), ну, а в остальном — за мой счет.

Сперва я относилась к этому снисходительно: все-таки человек столько лет провел в колонии, пусть отдохнет и насладится свободой. Потом он стал выпивать в компании друзей, затем вести себя грубо; унижал меня — вроде как по мелочи, но больно. По-прежнему не работал.

Я не стану описывать все, что было: это знает каждая женщина, у которой в семье происходили подобные вещи.

Я не могла понять, как и почему прежде такой нежный и романтичный мужчина постепенно превращается в кого-то совершенно иного. Сначала я все прощала, думая, что все же у Павла умерла мать, да и столько лет провести в неволе — это большая психологическая травма. Однако рожать от него детей я уже остерегалась.

Я пыталась выяснить, в чем дело, и однажды Павел мне сказал: «Я мечтал о тебе, лежа на нарах, как о прекрасной принцессе. А здесь, когда ты рядом, ты стала обыкновенной, и таких, как ты, у меня может быть сто штук». Кстати, после этого выяснилось, что он еще и изменяет мне: однажды проверила его телефон и обнаружила переписку.

Когда сказала ему об этом, он меня ударил.

В итоге мы расстались. Семь лет жизни потеряны, и я снова одна. Я честно ждала Павла — его освобождение было для меня как звезда на черном небе. Но эта «звезда» обернулась черной дырой. Я опять без семьи, детей нет. Я никогда и никому не скажу: «Ни в коем случае не связывайтесь с заключенными».

Каждый человек имеет право на счастье, и у многих подобных пар в самом деле все складывается хорошо. Просто мужчину не узнаешь и не проверишь на расстоянии — все познается только в поступках, в делах, в тех отношениях, когда человек находится рядом, хотя и тогда поначалу можно многого не узнать.

К слову, я так и не выяснила, убил ли того человека именно Павел или он просто выгородил себя передо мной. Впрочем, это, как и многое другое, на его совести.

Источник: https://gubdaily.ru/blog/sociology/lichnyj-opyt/moya-podruga-kazhdyj-raz-priezzhala-iz-kolonii-beremennoj-no-ya-7-let-chestno-zhdala-muzha-petrozavodchanka-vyshedshaya-zamuzh-za-zeka-rasskazala-chem-zakonchilas-ix-istoriya-lyubvi/

Стоит ли ждать мужчину?

Иногда приходится расставаться с парнем на длительный
срок.

Особенно тяжело, когда нельзя толком пообщаться, даже
узнать, как у него идут дела. В это время любая девушка задумается о будущем
таких отношений. В голове мысли о том, есть ли у пары будущее, сможете ли вы с
партнером начать все с чистого листа. Может, он изменится до неузнаваемости,
станет агрессивным или тем, кто не имеет собственного мнения? Что делать в такой
ситуации?

Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности: брюнетки или блондинки?»
Не задумываясь, она ответила: «Седые!»

(Фаина Георгиевна Раневская)

Есть много шуток о том, как мужчин ждут из армии. На
самом деле большая часть девушек хранит верность любимому. Стоит ли ждать парня
из армии? Да, если ваши отношения были хорошими до его отъезда.

Все согласятся, что ситуации бывают абсолютно разными.
Кому-то повезло с партнером, а кто-то сталкивался с физическим или
психологическим насилием. Если парень не обеспечивал вам комфортную среду,
контролировал, оскорблял, то его отъезд может стать отличным поводом для
разрыва.

В другой ситуации молодого человека нужно дождаться, если
служба не идет параллельно с вашими принципами (гендерные стереотипы, его
собственное желание). Многие девушки не могут смириться с тем, что парень сам
захотел служить, расценивают это в качестве предательства.

Мам, знаешь, какой у собаки плюс, перечеркивающий все остальные недостатки? Собака не клянется сперва тебе в вечной любви, а потом прыгает по чужим койкам.(Бригада)

Стоит ли ждать мужчину из тюрьмы? Тут все немного
сложнее. Отношения с преступником — не самая лучшая идея.
Особенно тяжело женщинам, чей любимым мужчина попался на ужасном преступлении,
а теперь вынужден находиться за решеткой много лет.

Девушки должны понять, что в местах лишения свободы
ломается психика, индивид, который выходит на свободу, с трудом может
функционировать в реальном мире. Он не знает о событиях, которые произошли за
последнее время, отстает от прогресса, не имеет перспектив, лишается возможности
устроиться на хорошую работу.

Мужчины,
отбывающие наказание, часто используют женщин в качестве ресурса.

Они просят передачки и другие материальные блага, общаются в переписке, чтобы
скрасить унылые будни.

На самом деле заключенные не хотят продолжить отношения
на воле, а только получить выгоду. Любящий человек не станет рисковать своей
свободой.

Да и каково будет вам встречаться с человеком, который совершил
ужасный поступок, порицаемый обществом?

Подумайте о том, как бы вы реагировали, если бы убили
вашего родственника, если бы у вас что-то украли. Конечно, негативно. Так
почему воры, убийцы, наркоторговцы заслуживают любви? Если они чего-то
заслуживают, то это как раз наказание, которое уже получили.

Обратите внимание и на то, находился ли мужчина в местах
лишения свободы до начала ваших отношений. Рецидивиста невозможно исправить,
уже через несколько месяцев или лет он совершит то же самое.

В особенности это
касается воров, которые не могут найти достойный заработок, в любой сложной
ситуации выбирают “путь наименьшего сопротивления”, а потом оказываются за
решеткой.

Они просто не могут жить иначе.

Если молодой человек учится в другом городе, то вы можете
поддерживать отношения на расстоянии, планировать переезд к нему. Достаточно
попросить его заняться поиском вакансий.

Молодой человек, который снимает
квартиру, может обеспечить вас жильем на некоторое время.

Тогда вы можете
подать анкеты на интересующие должности, посетить несколько собеседований, в
итоге найти работу и закрепиться на новом месте.

Кто в верности не клялся никогда, тот никогда её и не нарушит. (Август фон Платен)

Мужчина, который столкнулся с тяжелым заболеванием,
нуждается в заботе и поддержке. Расставание не будет выходом, оно только
усугубит ситуацию. Вы отсрочите выздоровление, потому что мужчина будет
находиться в постоянном стрессе, обеспечите себе страдания из-за мук совести на
всю оставшуюся жизнь.

Больные люди нуждаются в поддержке, особенно от близких и
любимых. Помогите мужчине справиться с недугом, регулярно навещайте его,
узнавайте о состоянии.

Если речь идет о том, когда
нужно ждать мужчину, а когда отношения стоит
разорвать, нужно поставить себя на место молодого человека. Оцените, станет ли
случившееся для него неожиданностью, сможет ли он понять и найти основания.

Пусть это не всегда относится
к заключенным, но человек, который служит в армии, всегда поймет, если его
поступок является для вам неприемлемым. Тот, кто уехал учиться в другой город,
постарается помочь в обеспечении совместного благополучия. Больной человек
будет рад вашей заботе и поддержке.

Стоит ли ждать молодого человека из армии? А
из тюрьмы? Возможны ли отношения на расстоянии с тем, кто уехал в другой город?
Как окружить любимого человека заботой, если он попал в больницу? Расскажите об
этом в х!

Источник: https://hotpled.com/olga/2019/10/stoit-li-zhdat-muzhchinu/

«В тюрьме он уделял внимание только мне». О романтических отношениях с заключенными

В России почти 608 тысяч заключенных, 92% из них — мужчины. На воле их ждут родители и жены. Бывает и так, что заключенные вступают в романтические отношения с «заочницами» — женщинами, с которыми они не знакомы лично. «Заочницы» рассказали «Снобу» о любви по переписке, годах ожидания и совместной жизни на воле

Ирина, 35 лет, Санкт-Петербург:

Я была замужем уже семь лет, дело шло к разводу. Чтобы как-то разрядиться, попросила подругу познакомить меня с мужчиной. Муж подруги отбывал наказание в колонии, и она познакомила меня с его сокамерником, которому оставалось сидеть еще год.

Поначалу я не восприняла это знакомство всерьез и даже испугалась: у меня было двое детей, и человек из МЛС (мест лишения свободы. — Прим. ред.) в мою семью как-то не вписывался. Со временем я расслабилась и пустила все на самотек. Из родных о нем знала только сестра, но она в мою жизнь не лезла.

После развода с мужем я поехала на длительное свидание к своему новому знакомому. Впечатления были шикарные: меня окружили заботой и теплом, которых на тот момент очень не хватало.

Через десять месяцев он освободился, и мы стали жить вместе. Конечно, были трудности. Я его очень ревновала: пока сидел, он был на связи 24 часа в сутки, а освободился — у него свои интересы, новые знакомые. Мне хотелось, чтобы он, как и раньше, уделял внимание только мне.

На этой почве мы часто ссорились, но потом как-то притерлись друг к другу. Через полтора года после освобождения мы расписались, а в 2015 году родился сын. Если сравнивать моего нынешнего мужа с первым — разница колоссальная. Первый муж привык, что ему помогают, что родители рядом, он был очень ленивым.

Нынешний муж никогда не отказывал в помощи и брался за любую работу.

Мы с мужем поняли, что новый срок ему только на пользу. Тюрьма иногда ставит мозги на место

Все было бы хорошо, если бы у мужа не появилась другая женщина. Он познакомился с ней, когда собирал ремонтную бригаду: дал объявление в газету, а она позвонила. Эта женщина только освободилась и наплела мужу, какая она хорошая и как несправедлива к ней судьба. Вот и спелись. Она торговала наркотиками, а он начал употреблять.

В декабре 2016 года я попала в больницу, врачи диагностировали онкологию. Когда я выписалась, муж, плотно подсевший на наркотики, собрал вещи и ушел к другой. Через какое-то время он попался на хранении. Сейчас отбывает срок: дали три года и ждет добавку по другой статье. Его любовницу тоже посадили.

Муж решил вернуться к нам. Я его простила, поддерживаю морально, а он просит прощения в письмах. Он добрый, любит детей, и если бы не зависимость от наркотиков — хороший человек. Мы поняли, что этот срок ему только на пользу. Тюрьма иногда ставит мозги на место. Я очень надеюсь, что все наладится.

Читайте также:  Стоит ли делать операцию по удалению геморроя: особенности и нюансы

Время лечит, а я люблю мужа и чувствую, что это мой человек. Ждать не трудно. Пока сижу дома с младшим сыном. Когда он пойдет в сад, выйду на работу. Родные помогают, еще у меня старший ребенок — инвалид, получаю неплохую помощь от государства. Первый муж оставил меня в свое время одну с болезнью и тремя детьми.

Я справилась. И сейчас справлюсь.

«Когда он сел во второй раз, я подала на развод, а потом вышла за него снова»

Александра, 31 год, Ульяновск:

Семь лет назад мне с незнакомого номера позвонил мужчина, представился Максимом. Оказалось, что он ошибся и попал не туда. Мы разговорились и стали часто созваниваться.

Максим сразу сказал, что сидит в колонии за убийство и что ему осталось еще полтора года, а до этого сидел по малолетке. Он позвал меня на КС (краткосрочное свидание. — Прим. ред.), съездила.

Мы понравились друг другу, и он спросил, согласна ли я его ждать. 

Я помогала ему: возила передачки, деньги на телефон закидывала, выбивала свидания. Через несколько месяцев Максим предложил расписаться. Я собрала все бумаги. Родственникам ничего не сказала, думала, не поймут.

Когда он освободился, стали жить вместе. Муж устроился на работу, обеспечивал меня, подарки дарил, в кафе и кино водил. В общем, относился очень хорошо, даже голос никогда не повышал.

Родственники хорошо его приняли, мама моя его за сына считала.

Однажды муж выпил с друзьями и натворил дел: избил и ограбил прохожего. Я влезла в долги и набрала кредитов, чтобы нанять платного адвоката. В итоге мужа посадили на четыре с половиной года. Когда услышала приговор, у меня опустились руки.

Тогда еще мама умерла, я осталась одна, без денег и в долгах. Я должна была ехать на встречу с адвокатом, но утром проснулась и решила, что все, с меня хватит. Я не брала трубку, а потом вообще поменяла номер.

Муж заваливал меня письмами, я все читала, плакала, но ни на одно не ответила. Подала на развод.

Как бы жизнь ни сложилась, я его никогда не прощу и обратно не приму. Хотя мы до сих пор расписаны

Два года мы не общались. Потом Максим через племянника узнал мой новый номер и позвонил. Все началось по новой: свиданки, передачки… Мы помирились и решили расписаться опять. Родные только поддержали. Мужа за хорошее поведение перевели в поселение.

Когда до освобождения оставался год, у нас вдруг испортились отношения: я почувствовала, что он как-то не так со мной общается, а потом узнала, что у него появилась другая. Писала ей в соцсети оскорбления, она молчала. Мне было очень больно, неделю с постели не вставала, ревела.

Подруги помогли все это пережить, а потом я познакомилась с другим мужчиной. Все прошло, все забылось.

Максим освободился и теперь живет с той девушкой. Я ей как-то позвонила и сказала, чтобы она не переживала, Максим мне больше не нужен, у меня есть любимый мужчина. Обида на мужа, конечно, осталась до сих пор, и как бы жизнь ни сложилась, я его никогда не прощу и обратно не приму. Мы до сих пор расписаны, иногда созваниваемся. Все собираемся развестись, но то у меня, то у него времени нет.

«Мама против брака с заключенным, хотя мой старший брат трижды судим»

Ася, 34 года, Пермь:

За полтора года до знакомства с будущим мужем я разошлась с сожителем. Одной было тяжело: у меня трое детей. Зарегистрировалась на сайте знакомств. Он написал, я ответила и понеслось. Такая страсть вдруг вспыхнула.

Он сказал, что сидит за кражу, и позвал на свидание. Увидела его вживую и поняла, что пропала окончательно. Он — это я, только в мужском обличии. Мы говорим одними фразами, знаем, о чем другой думает, чувствуем физическое состояние друг друга.

Если в мире существуют две половинки одного целого, то это мы.

Месяц назад мы поженились. Регистрацию организовали за три дня. До любимого мне нужно было ехать 400 км. Я оформила документы в ЗАГСе и поехала с регистратором в колонию. Мы взглянули друг на друга мельком.

Две минуты речи, два согласия, две росписи, и регистратор сказала, что мы можем поздравить друг друга первым супружеским поцелуем. Помню, я испугалась, но муж наклонился и поцеловал. Земля поплыла под ногами. Потом его увели, а меня пустили к нему только после получасового досмотра.

Страсть дикая, все так быстро, что просто выдохнуть некогда. Три дня пролетели как три часа, расставаться было мучительно больно.

Мама когда-нибудь смирится, а если не смирится, мы уедем из города

Мама, с которой я живу, узнала о замужестве через две недели. Она сказала, что это, конечно, моя жизнь и мне решать, но она боится, что муж воспользуется мной и обманет. А еще сказала, что жить с ней под одной крышей мы не будем: хочешь с ним жить — живи, но не тут. Однажды даже пригрозила, что не отдаст нам внуков. Но этот вопрос обсуждению не подлежит.

Дети сразу сказали, что не останутся с бабушкой, а уедут с нами. Они общаются с отчимом по телефону и скайпу, знают, где он и за что, защищают его перед бабушкой и ждут домой. Мне непонятно поведение матери: мой старший брат трижды судим, и ей это жить совсем не мешает, да и любить она его меньше не стала. В любом случае, это все временные трудности.

Мама когда-нибудь смирится, а если не смирится, мы уедем из города.

Мы по возможности помогаем друг другу деньгами. Я продаю домашнюю выпечку и подрабатываю на почте на неполную ставку. Пока справляемся. Не сказать, что купаемся в роскоши, но и не голодаем.

Жду любимого уже четыре месяца, до «звонка» остался год и восемь месяцев. В январе планируем подавать на УДО. Очень надеюсь, что освободят. Впереди нас ждет долгое и счастливое будущее. Мы оба в это верим.

«Любимого повязали, как только он вышел на свободу»

Екатерина, 19 лет, Ростов-на-Дону:

Мы познакомились, когда мне было 17 лет, а ему 31. Он написал мне в соцсеть сообщение: «Дай номер», — и ничего больше. Меня это заинтриговало, и я написала свой телефон.

Он позвонил и предложил работу: он будет переводить на мою банковскую карту разные суммы, я — пересылать деньги, куда он скажет, а себе забирать процент. Мне тогда очень нужны были деньги, и я согласилась. Иногда он пересылал довольно крупные суммы, меня это напугало, я попросила рассказать подробности.

Он объяснил, что он сидит в колонии за разбой и таким образом зарабатывает. Мы стали общаться чаще, не только о работе, но и на личные темы. Потом началось: поздно не гуляй, туда не ходи, с тем не общайся! До него у меня не было парней, было приятно, что обо мне заботятся и переживают.

Он стал присылать подарки. Однажды через знакомого передал плюшевого мишку и букет цветов. Я в шоке была. Влюбилась, конечно, и девять месяцев его ждала. 

Поехала встречать из колонии, а его приняли прямо на выходе и увезли в отделение разбираться по тем денежным переводам. Мне обидно стало: я столько его ждала, а тут буквально из-под носа уводят. Поехала следом. Полицейские говорили: «Ты что делаешь? Не знаешь его вообще? Зачем он тебе нужен?» А я ответила, что мне все равно и, пока я его не увижу, никуда не уйду. Вечером нас отпустили.

Когда посмотрела на него в первый раз, подумала: «Господи, да что ж мне с ним делать! Это ужас какой-то: худющий, синяки под глазами». Мы вышли покурить, и он случайно прикоснулся ко мне. У меня пошла дрожь по телу, и все, я поняла, что это — мое. Худой? Так ведь откормить можно! А синяки под глазами от недостатка солнца и витаминов.

Любимому после освобождения надо было ездить, отмечаться по месту прописки — а это далеко, время и деньги тратить не хотелось. Он никуда не ездил

Стали жить вместе, через месяц я забеременела. У меня проблемы со здоровьем, и врачи говорили, что если забеременею, то вряд ли выношу ребенка, а если и выношу, то он родится больным. Любимому после освобождения надо было ездить, отмечаться по месту прописки — а это далеко, время и деньги тратить не хотелось.

Он никуда не ездил, но я из-за этого не встала на учет в больницу, боялась, что через меня его найдут полицейские. Только однажды поехала на Украину, откуда я родом, сделала УЗИ, узнала пол ребенка. Родила здоровую девочку. А мужа из-за того, что он не отмечался по месту регистрации, объявили в федеральный розыск.

Когда дочке было три месяца, мы решили, что он нелегально пересечет украинскую границу, сможет спокойно работать и никто не будет его искать. Я же поеду следом. У него все получилось, но меня задержали. Позвонила мужу, сказала, что лучше вернуться и написать явку с повинной, тогда срок скостят, и что, если он не приедет, меня посадят за укрывательство. Он вернулся.

Мужу дали пять лет, хотя прокурор просил три года. Будем подавать апелляцию. Сейчас я с дочерью живу у свекрови, у нас отличные отношения. Жду любимого, как выйдет — обязательно распишемся.

«Я в какой-то эйфории поехала к нему на свидание за тысячу километров»

Виктория, 32 года, Пермь:

Мне был 21 год. Будущий муж просто перепутал одну цифру в номере телефона и попал ко мне, так и началась наша история. Разговаривали сутками, не могли наговориться. О том, что он сидит, сказал не сразу — недели через две после знакомства. Осудили его за угон автомобиля. Поначалу эта новость меня напугала, ведь в моем окружении не было заключенных.

Через четыре месяца общения он уговорил меня приехать на свидание. Согласилась. Мама меня не одобрила: она не понимала, как можно любить уголовника и как можно влюбиться в человека, не видя его, да еще и поехать к нему. Говорила, что у меня нет с ним будущего, что он выйдет и гулять начнет.

(Потом она поменяла свое мнение, но все равно относилась к нему с опаской.) 

Я в какой-то эйфории поехала к нему на свидание за тысячу километров в Республику Коми. Добиралась двумя поездами, а потом 40 км на паровозе по узкоколейке. Увидели друг друга и влюбились еще сильнее.

На втором свидании застряла в колонии-поселении, где он жил, на месяц: железную дорогу завалило снегом. Нам было в кайф жить вместе. Потом он отправил меня жить к своей маме в Нижневартовск. Встретили меня там хорошо.

Я нашла работу, правда через полгода разругалась со свекровью и ушла из дома. Но любимого ждала два с половиной года — и дождалась.

Думала, что уже никого не смогу полюбить, но встретила другого мужчину. Все было хорошо, но вскоре и его посадили

Он вышел, и мы сразу стали жить вместе. Человек он добрый и внимательный, сразу дал понять, что хочет семью, детей, и не обманул. Я его очень сильно любила. Такой харизматичный был, могла слушать его часами. После освобождения это не прошло, и на свободе он был таким же, знал, как поднять настроение и сделать так, чтобы я улыбалась.

У нас родился сын, муж присутствовал на родах. Вот какая была любовь! Прожили вместе шесть лет. Я была самой счастливой женой и мамой на свете. Но в 2012 году муж умер от пневмонии: врачи неверно и несвоевременно поставили диагноз. Нашему сыну тогда было полтора года.

Я хотела умереть, не представляла жизни без любимого, если бы не наш сын, покончила бы с собой.

Думала, что уже никого не смогу полюбить, но через десять месяцев после смерти мужа встретила другого мужчину. Он полюбил моего сына как своего, да и сын его папой называл. Все было хорошо, но вскоре и его посадили.

И вот сейчас я снова жду, уже пятый год. Осталось еще столько же. Финансово я независима, научилась зарабатывать для женщины очень даже неплохо. Но я страшно устала от одиночества.

Самое трудное — быть здесь, на воле, одной.

Источник: https://snob.ru/entry/155423/

Ссылка на основную публикацию